Мы в Facebook

Мы в Instagram

Временная постоянная. Алексей Сай “Новый пейзаж”

 

 

17 марта в киевской Dymchuk Gallery открылась персональная выставка Алексея Сая “Новый пейзаж”, где показаны новые работы на неновую для художника тему перманентной городской застройки. В своей цифровой Excel-живописи Сай эстетизирует отталкивающий облик недостроенных зданий и призывает объективно смотреть на окружающую действительность, находя в себе силы для её приятия и поиска решения существующих проблем.

 

Работы в Excel я делаю с 2004 года. Сначала, первые три года, делал их в небольшом количестве, “для себя”. Сейчас стараюсь вести это как отдельную серию, не концентрируясь только на ней, переключаясь на другие проекты. Excel-проект в свою очередь раздробился на отдельные темы и работа с ними идёт параллельно.

 

Эти пейзажи я рисую уже около пяти лет. “Стройки” были ещё в Харькове (на персональной выставке “Исчезающий вид” в ЕрмиловЦентре в сентябре 2014 г. – Н.М.), я их постепенно отделяю, пока не соберётся достаточно для выставки. Выставку я планировал сделать двумя годами ранее, зимой, но тогда было не до выставок... Я тогда железяки гнул (объекты из серии “Дым” – Н.М.) и уничтожал старые работы. Делаю работы долго. Тема позволяет не спешить – она же никуда не денется. Это проект о временном и постоянном. Недостроенные дома я как раз воспринимаю как вещь не временную, ведь это постоянная составляющая пейзажа. Для того я их и рисую, чтобы увидеть всё как есть. Вот есть синие домики из стекла, а есть серые решетчатые структуры. Это как природа, где есть разнообразные рельефы и объекты. Мне как раз не хочется сказать, “що це огидне руйнування нашого київського небокраю”. Это есть, и уже поздно наказывать мастеров, которые всё это возвели. Хотя мы знаем их поимённо. Что тут ещё сказать...

 


Я рассматриваю “стройки” как призыв к тому, чтобы объективно воспринимать действительность.
И на этом основании размышления приходят порой самые разные. Иногда мне кажется, что общественная жизнь и энтузиазм, который проявляют люди в общении между собой – вреден. И все мы живём не так. И эти каменные пещеры – чистое зло. А иногда понимаю – да нет, не всё так плохо. Ведь мы живем гораздо дольше, чем люди в Средние века, и еда у нас получше и поразнообразней, и зубы на месте. И вообще умеем подниматься в пространстве вверх. И видели гораздо больше, чем наши предки.

 

Это проект об оптике восприятия, но восприятие всё равно идёт через некую призму чувства вины, ведь очередное жуткое здание всё равно возникает и ты не можешь ничего с этим сделать. И в Киеве это очень видно и очень противно. Хоть я и не считаю Киев изначально архитектурным шедевром.

Ещё по поводу недостроенных зданий возникает мысль: хорошо, что это пока хотя бы не уродливо, пока ещё интересно — серое с жёлтыми полосочками на просвет. Мне это нравится больше, чем то, что получается в итоге. Но я делал выставку не об этом, а о том, что нужно на всё смотреть через оптику объективности: оно так, вот и всё.

 

 

Я не планировал вкладывать в эти пейзажи очень много социально-критических коннотаций. Да и вообще, искусство не обязано быть социально-критическим, оно может и должно быть разным. Конечно, произведение искусства должно будоражить человека, но не обязательно только одним из возможных смыслов. Вот я и копаю – и туда, и туда.

 


Саундтрек к выставке
– песенка про всех наших политиков, коллаж из общественных и религиозных движений, там упоминаются и Сталин, и Маленков, и Северная и Южная Корея, и харизматические церкви, и попкорн и много чего другого (песня – Billy Joel “We Didn't Start the Fire” – Н.М.). Это напоминает коллаж из газетных вырезок. А в припеве поётся, что этот огонь мы не разжигали, он горел до нас, и будет гореть. В основном Джоэл поёт о том, что мы стараемся этот огонь потушить, но один из последних припевов – он безнадёжный. Я взял этот безнадёжный припев, чтобы показать это временное, но постоянно появляющееся чувство вины, которое иногда и у меня возникает, и которое я должен остановить, чтобы посмотреть на людей с другой стороны. Ведь постоянное чувство вины деструктивно и ни к чему не приведёт. И эта песенка как раз о том, как возникает это чувство. Я переводил этот припев при помощи приложения на разные языки, изначальный смысл слов постепенно искажался. Ведь многое происходит от непонимания, в том числе и эта проблема со стройками. Возможно, если бы в своё время архитектора выслушали, а он выслушал других людей, можно было бы как-то решить эту ситуацию.

 

 

Интервью брала: Наталья Маценко

 

Фото предоставлены: Dymchuk Gallery