Мы в Facebook

Мы в Instagram

Живопись и коллаж Сергея Святченко: «Всё движется вправо и влево, если ты этого хочешь»

 Сергей Святченко – художник и архитектор, уехавший в Данию в 1990 году и впервые с момента отъезда посетивший Украину, (г.Ужгород), осенью 2017.

 

За эти 27 лет Святченко успел стать одним из самых востребованных художников Дании, основать некоммерческую галерею и получить мировую известность как создатель собственного направления в искусстве коллажа под названием «less-collage» (от англ. “less” – меньше).  Свое творчество художник условно  разделяет на две основных ветви – «правую» (живопись) и «левую» (коллаж). В двухтысячных годах в датских и австрийских издательствах вышел ряд монографий, посвященных отдельно  живописи и коллажам Святченко, а в 2012 в берлинском «Gestalten» был издан двухтомник «Everything Goes Right And Left If You Want It. The Art of Sergei Sviatchenko» («Все движется вправо и влево, если ты этого хочешь. Искусство Сергея Святченко»), совместивший обе составляющие творчества художника.

YOU, International Sculpture Park, Silkeborg, Denmark  2017

Сергей Святченко родился 7 октября 1952 года в Харькове. В 1975 году окончил архитектурный факультет Харьковского инженерно-строительного института (ныне — Харьковский национальный университет строительства и архитектуры), после чего в 1986 году переехал в Киев, где окончил аспирантуру Киевского инженерно-строительного института (ныне — Киевский национальный университет строительства и архитектуры). В конце 80-х стал одним из основателей Центра современного искусства «Soviart» в Киеве и одним из ключевых организаторов первых киевских выставок современного искусства. Среди них знаковые проекты “Киев-Таллинн” (1987) и «Киев-Каунас» (1988) в Политехническом институте, а также Первая совместная выставка советских и американских художников (Киев, 1988), «21 взгляд. Молодые современные украинские художники» (1989) и «Украинское малARTство (60-80г.г.)» (Киев / Оденсе, Дания / Мюнхен, Германия, 1990). «Спалах. Новое поколение украинского искусства» (Киев, 1990).

Night Water Is Especially Pleasant As With Aqualung, 1990

Наталия Маценко: «Теория радости и наслаждения», основа «правого» крыла вашего творчества,  это живописная серия, в которую входит и знаковое произведение «За горами радость» (1989) с выставки «Украинское малARTство (60-80 гг.)». Но какого-то манифестарного обоснования, буквальной артикуляции в виде теории она не имеет, верно? 

Сергей Святченко: «Теория радости» создана на уровне подсознательной прокламации. Она скорее эмоционально-физическая. Работа «За горами радость» 1989 года была вдохновлена живописными работами художников-передвижников, самыми тиражируемыми работами того времени, которые знали почти все советские люди. Складывалось впечатление, что это искусство было единственным и необходимым для созерцания всех граждан Советского Союза. Выцветшие репродукции, вставленные в стандартные «золотые» рамки, окружали нас везде – в школах, поликлиниках, на заводах, фабриках и в партийных кабинетах. Я вырос в окружении этих стереотипов.

Any way, 1991Condition for, 1991

 

 

 

Парадоксальным в этой ситуации являлось то, что оригинальная живопись этих художников не имела ничего общего с выцветшими репродукциями. Настоящая живопись была основана на глубочайших чувственных эмоциях, безупречном живописном качестве и технике, настроении и радости созерцания, необыкновенном свете и цвете. Когда мы с папой в Харьковском художественном музее шли смотреть работу Репина «Запорожцы пишут письмо турецкому султану», он мне говорил: «Посмотри, как написаны лица, какие характеры». И я действительно все это прочувствовал. Возьмите «Грачи прилетели» или «Три богатыря». Это же великолепная живопись, которая никакого отношения к окружающим ее стереотипам не имела. Но нужно было понять эту дистанцию, нужно было быть моим отцом, чтобы вложить в меня это понимание.

FROM THE SERIES  Capacity for Conjuring Illusion, 2013

В юности я был очень увлечен передвижниками и поставил себе задачу трансформировать чувственные, эмоциональные вспышки, которые я получал от просмотра их работ, в абстрактную живопись. Первая моя живопись вся создана в этом ключе. Конечно, на протяжении долгого времени она трансформировалась – добавлялись тексты, символы, возникала другая палитра, но все равно все, что я сделал, – я взял передвижников и трансформировал их в абстрактную живопись.  От стереотипа – в абстрактную экспрессию.

FROM THE SERIES  The Other Side of Llifeless Landscapes, 2014

Н.М.: Любопытно ваше замечание относительно стереотипа. Возможно, таков был исторический момент, вследствие долгого существования в идеологических рамках, но интерес к работе со стереотипом был характерен для украинского искусства 80-90-х. При чем с совершенно разных позиций. Например, Тистол и Реунов, параллельно боровшиеся в своей «Волевой грани национального постэклектизма» за «красоту стереотипа».

 

 

С.С.: Да, это интересный момент. Это мог бы быть отдельный текст, посвященный стереотипу. Общаясь недавно, мы нашли столько общего. Абсолютно разные люди, которые развивались в абсолютно разных контекстах и имели совершенно разные приоритеты. И все равно мы где-то соприкасаемся.

FROM THE SERIES  Gentle Waving III, 2012 

 

Н.М.: Ваше разделение творчества на «правое» и «левое» крыло сделано по аналогии с полушариями мозга – чувственное и рациональное. Это была ваша сознательная позиция – разделить эти ипостаси или так естественным образом сложилось?

FROM THE SERIES  Resisting Interpretation, 2013

С.С.: Так естественно получилось, само так легло. «Теория радости» является «правой» частью моего творчества. «Левой» частью моего творчества являются коллажные серии; в частности серия LESS, сформулированная как теория «эстетической удивленности», где происходит коллекционирование личных художественных приоритетов, построенных на подсознательном, ассоциативном и импульсивном мышлении, черпающем вдохновение в глубинах памяти, а конкретно в работах Александра Родченко и Густава Клуциса.

 

Выбор цвета, лаконичность и сила композиций, тенденция использовать элементы в абсолютно разнообразном масштабе и оставлять, в частности, много пустого пространства – эти характерные черты в их работах оказали на меня несомненное влияние. С их творчеством меня также познакомил папа, когда я был студентом архитектурного факультета. Он сам много делал коллажей и эта техника всегда присутствовала в нашем доме.

FROM THE SERIES  Less, 2012  FROM THE SERIES  Less, 2012

 

Less-коллаж – это строгая минимизация в выборе элементов для создания изображений. Произведения из серии Less, над которой я работаю с середины 2000 года, состоят всего лишь из двух-трех элементов, парящих на ярких фонах. Я сознательно строго ограничиваю количество фрагментов, а чистые насыщенные краски, заполняющие фоновое пространство для фрагментов коллажной конструкции, не затмевают изображений, но делают их зрительно более выпуклыми.

 

FROM THE SERIES  Less, 2012                FROM THE SERIES  Less, 2013

Соединением двух теорий, «радости и наслаждения» и «эстетической удивленности», предстает линия, а конкретно – горизонтальные и вертикальные связи, принципы наслоений и соединений, движений вправо и влево, откуда начинается практически все в моем мире, где сущностная и кодовая система, строящаяся с самого основания и до верха, до сих пор работает.

 

Wall paper installation, Tredium  International Danish Business Academy, 2010

 

 

Н.М.: В каком-то смысле можно сказать, что это «левое» и «правое» – метафора некой «внешней» составляющей вашего творчества и более камерной, интимной, ближе к личной истории, к детским воспоминаниям, к чувственному восприятию действительности. Их соединение – тоже своего рода коллаж.

 

 

С.С.: Дело в том, что совершенно недавно, буквально пару дней назад, я обнаружил, что мои папа и мама корреспондируясь между собой, поздравляли друг друга различными вырезками из фотографий и журналов. Я об этом не знал. Когда меня спрашивали, кто ваши вдохновители, я всегда говорил, что это Родченко, Лисицкий, Клуцис и так далее. Но оказывается, что это были и мои мама и папа, которые делали коллажики, поздравляя друг друга с какими-то юбилеями. И в итоге это переросло в целое направление моего творчества.


FROM THE SERIES Ground Force behind the lamb, 2014FROM THE SERIES Ground Force behind the lamb, 2014   

 

В феврале 2018 в Лондоне открывается большая групповая выставка, со всеми звездами современного коллажа, куда меня пригласили. Пять звездных художников коллажа, и я вхожу в эту пятерку. А знаете, почему? Мне же уже немало лет. Я с коллажем работаю с 83-го года. А таких людей не так много найдешь в мире, которые постоянно и так последовательно работали бы с этим медиумом. Сейчас есть много молодых талантливых художников – 25-30 лет, которые занимаются коллажем, но они еще молоды и только начинают свой путь.

 

Н.М.: Но сейчас устремление все же больше к цифровым технологиям, позволяющим минимизировать затраты физического ресурса и дающим больше возможностей.

FROM THE SERIES Library Time, 2016

FROM THE SERIES Library Time, 2016 

 

С.С.: Да, а у меня все «хенд мейд». Рик Пойнор, когда писал о моих коллажах, заметил, что у меня даже есть свой отрез («cut»). Что я режу бумагу определенным образом. Я не качественно вырезаю – меня это не интересует – я режу так, как мне нравится. И вот этот контур, который появляется в системе отрезки, он интересен своей динамикой.

FROM THE SERIES Slept on the top of the Eiffel Tower, 2016FROM THE SERIES Slept on the top of the Eiffel Tower, 2016

Н.М.: Мне показалось, что несмотря на всю рациональность и лаконичность ваших коллажей, в используемых формах много телесности. И эта чувственность, свойственная вашей живописи, просматривается и в коллажах. Все эти очертания, линии ощущаются как нечто живое.

  

С.С.: Я так рад, что вы сейчас сказали это слово, потому что это является ключевым словом моего творчества – «чувственность». Когда-то во время наших прогулок в парке Горького (в Харькове – Н.М.) с моим учителем,  профессором архитектуры В. Антоновым, который, кстати, был большим другом А. Тарковского, он говорил со мной о катарсисе, который,  например, происходит после того, как ты идешь долго по темному лесу, а потом вдруг выходишь на полностью озаренную солнцем поляну. Вот это чувство очищения и радости является главной составляющей моего творчества.

 

FROM THE SERIES  Collided, 2016 Installation view

 

Или когда ты стоишь и смотришь потрясающий заход солнца. У нас (в Дании – Н.М.) есть место, где во время заката люди, человек 100, просто стоят на берегу, а впереди только одна линия – воды, и наблюдают как солнце медленно-медленно садится, и вот остается маленький кусочек, а потом раз – и не видно его. И знаете, что все делают в этот момент? Они хлопают. Вот это то же чувство. И я был поражен, когда увидел это.

 

Когда солнце садится на воду – это же естественный процесс, причем тут аплодисменты? Но они хлопают, потому что это потрясающий натуральный чувственный перформанс. К таким моментам я очень бережно отношусь.

 

Wall paper installation  Other buildings and grey ideas,  2013 , Paris

 

А второе – коллаж как жизненный статус всего меня. Соединение, наслоение  элементов нашей жизни, отношений, всего чего угодно. Горизонтальные и вертикальные связи. Принципы коллажа можно переложить в абсолютно любые жизненные ипостаси.

  

Вот те принципы, с которыми я работаю. 

 

Strange Days, 2016Coronation, 2015

 

И еще колоссальную роль для меня играет свет. Свет как элемент жизни, элемент настроения. Не просто свет, а поток света – мощный наполняющий луч естественного света, который падает и освещает, очищает тебя – и ты уже другой человек.

 

 

 

Беседовала Наталия Маценко