Мы в Facebook

Мы в Instagram

Олег Тистол для Forbes, Украина

15.08. 2015

ПАЛЬМА ПЕРВЕНСТВА

 

Олег Тистол не самый дорогой украинский художник, зато очень востребованный. За что его любят коллекционеры? Максим Бироваш 

 

CТРАНИЦЫ школьных тетрадей, чеки из супермаркетов, счета из гостиниц, старые письма, рекламные баннеры и авиабилеты. Это лишь малая часть материалов, которые использует в своих работах художник Олег Тистол. В его картинах серии «Нацпром» уживаются фотографии и живопись, основой для работ цикла «Горы» стала картинка на пачке папирос «Казбек», а в оформлении своих знаменитых «Пальм» художник использует технику трафарета.

 

Такие эксперименты нравятся не только Тистолу. В 2013 году его работа «Раскраска», разрисованная посетителями 31‑й Украинской недели моды в рамках совместной инсталляции Тистола и дизайнера Анастасии Ивановой, ушла с молотка на аукционе Phillips за рекордные $53 900. «Он словно ищет, с какой стороны его ухватит рынок и утащит в мировой топ‑сегмент», — говорит Денис Белькевич, директор группы компаний Red Art Galleries.

 

За 20 лет картины Тистола выставлялись на 80 международных выставках современного искусства и 30 раз попадали на торги крупнейших аукционов мира. За последние три года общая капитализация публично проданных работ Тистола выросла вдвое и составила $278 000. «Он создал свой индивидуальный почерк и стиль, наполнил его своими смыслами и трактовками», — отмечает Руслан Тарабукин, коллекционер, основатель компании Art Capital Partners.

 

В 1972 ГОДУ новоназначенный начальник Николаевского областного управления культуры Валентина Болгарина отошла от идеологических стандартов советского чиновника. Вместо книг с репродукциями картин идеологически правильных художников — Шишкина и Репина — глава культурного ведомства покупала дефицитные монографии о творчестве Поля Сезанна и Анри Матисса. Дома ее ждал преданный читатель — сын Олег, ученик детской художественной школы. «Мама была моим первым и главным учителем», — говорит Тистол.

 

Окончив детскую художественную школу, в 1974‑м Тистол стал учеником киевской Республиканской художественной средней школы им. Т. Г. Шевченко, где в разное время учились многие из ныне известных украинских художников. Там он подружился с Николаем Маценко, с которым до сих пор делает совместные проекты, и Мариной Скугаревой, впоследствии ставшей его женой. «В Киев я приехал уже нормальным продвинутым пацаном: рисовал под Матисса, Сезанна и знал, что я хочу делать дальше», — вспоминает Тистол.

 

После учебы в Киеве он работал художником‑оформителем в Николаевском художественном фонде. Впечатлений хватило надолго — около года молодой человек рисовал плакаты, таблички и создавал наглядную агитацию. Тистол признается: именно то, что художнику в СССР была уготована роль «певца режима», и заставило его пойти учиться во Львовский институт прикладного и декоративного искусства, а не в профильный Киевский художественный. «С дипломом львовского вуза можно было зарабатывать дизайном, не погружаясь в идеологию», — поясняет Олег. Но идеология его не отпускала: в армии тоже пришлось заниматься наглядной агитацией.

 

Правда, делал он это своеобразно. В казармах воинской части под Киевом Тистол познакомился с художником Константином (Винни) Реуновым. «Я работал в стилистике поп‑арта, а Костик тянулся к экспрессионизму. Мы смешивали эти техники, тренировались. После армии мы уже знали, что нам делать дальше», — вспоминает Тистол.

 

В 1986‑м, когда Тистол вернулся на "гражданку", в СССР уже вовсю разворачивалась перестройка. Но современных художников в культурную жизнь страны пока пускать никто не собирался. Попасть на выставки со своими работами можно было только в качестве бесплатного дополнения к работам советских грандов соцреализма. Заявить о себе новой волне художников помогли неравнодушные галеристы. К примеру, на Республиканской молодежной выставке 1987 года работы грандов специально разместили почти под потолком, а картины новой волны повесили на уровне глаз посетителей. «Тогда открылись шлюзы, и новое поколение ворвалось в затхлый воздух совка. Тистол был первым из этой когорты, с кем я познакомился», — вспоминает Александр Соловьев, искусствовед, заместитель генерального директора музейного комплекса «Мистецький Арсенал».

 

В 1987 году Тистол и Реунов объявили о создании творческого объединения «Волевая грань национального постэклектизма». Главным объектом для изучения художники назвали национальные символы, внимание к которым на волне интереса к национальному движению в стране росло. Необычное для советского искусства смешение разных художественных техник, оригинальные материалы для самих картин и игра на святых для гражданина СССР символах заинтересовали многих арт‑кураторов. Через год Тистола пригласили принять участие в первой советско‑американской выставке «Совиарт», которая прошла в Киеве. Тогда он познакомился с московским художником Дмитрием Канторовым, предложившим Тистолу поработать в его мастерской в сквоте "Фурманный переулок" в Москве.

 

На переезд Тистол решился без раздумий. В том же году в Москве состоялся первый в истории СССР аукцион Sotheby’s, и в столицу потянулись европейские коллекционеры, открывшие для себя советское альтернативное искусство. «Фокусировка на советском искусстве была подкреплена потоком коллекционеров и арт‑дилеров в такие сквоты, как «Фурманный переулок», — подтверждает Соловьев.

КАРТИНА МАСЛОМ В мастерской Тистола все готово для встречи с коллекционерами   

Как работать с иностранными коллекционерами и представителями аукционных домов, никто не знал. Шефство над талантливым украинцем взяла Ольга Свиблова, начинающий российский куратор. Ее тогда уже знали за рубежом как режиссера фильмов о современном искусстве, она была знакома с европейским арт‑рынком и ее связи дали Тистолу возможность попасть на главные выставки того времени — в Глазго, Рейкьявик и Хельсинки. «Он относится к числу тех художников, которые еще с советских времен постоянно участвовали как во внутренних, так и в международных художественных событиях», — говорит Тарабукин.

 

Первые продажи принесли Тистолу хорошие деньги. Художник вспоминает, что за две картины, который он продал коллекционеру из Великобритании в 1991 году, он купил трехкомнатную квартиру в Киеве. Впрочем, надеяться на стабильные заработки в то время не приходилось. Интерес к советскому современному искусству стал угасать, как только перестал существовать СССР. Усугубил ситуацию обвал экономики и переход на бартер. «Часто с художниками расплачивались видеомагнитофонами, холодильниками и телевизорами», — вспоминает Маценко.

 

В 1993-м художник вернулся в Украину. Московские связи позволили ему стать участником биеннале в бразильском Сан-Паулу в 1994 году и фотобиеннале в Москве в 1996-м. Кроме того, в то время в Украине в разгаре была массовая приватизация, и богатые украинцы стали еще богаче. Именно тогда, как отмечает Маценко, в стране появились первые коллекционеры современного искусства. Тистол и Маценко со своими проектами «Нацпром» и «Украинские деньги», в основе которых лежали символы молодого украинского государства, быстро стали популярными. В начале нулевых работами Тистола пополнили свои коллекции бизнесмены Игорь Воронов, Виктор Гордеев, архитектор Андрей Супруненко, а в середине 2000-х — миллиардер Виктор Пинчук. «С некоторыми моими коллекционерами, например со Славой Константиновским [Вячеслав Константиновский, ресторатор и совладелец Kyiv Donbas Development Group. — Forbes], я знаком очень давно, он стал собирать мои картины одним из первых. Такие коллекционеры — мои любимые», — рассказывает Тистол.

 

В 2007 году в Украине произошло ключевое для современного украинского искусства событие — в страну приехал директор европейского подразделения Sotheby’s Марк Полтимор. Топ-менеджер крупнейшего аукционного дома был впечатлен уровнем украинских художников. Однако радость скоро прошла. Эксперты Sotheby’s не знали, с кем договариваться об участии работ украинцев в аукционах. По словам Тистола, представлять художников из Украины попросту было некому.

 

Возглавить процесс решил давний почитатель творчества Тистола предприниматель Игорь Абрамович. Он не был профессиональным арт‑дилером, его начальный профиль — перевозки разных грузов, куда попали и картины. Постепенно Абрамович изучил тонкости украинского арт‑рынка, подружился с художниками и стал собирать их произведения. Начал с Тистола. «Первую его работу я купил еще задолго до того, как мы стали сотрудничать», — вспоминает Абрамович.

 

Тестировал новое ремесло он на самом Тистоле. Их первым совместным проектом стала персональная выставка художника в 2009‑м в московском Музее современного искусства. В том же году картины Тистола отправились в Лондон, на торги Sotheby’s. Одна из его совместных работ с Маценко ушла с молотка за 5000 фунтов. Благодаря активности Абрамовича за несколько лет картины Тистола побывали на самых главных выставках и аукционах. По подсчетам Белькевича, именно в период с 2010 по 2011 год было продано 17 из 30 выставленных на аукцион картин художника, а общая стоимость работ, проданных на аукционах, составила около $130 000.

 


ДЕРЕВО СУДЬБЫ Картина «Раскраска» из цикла «Пальмы» стала самой дорогой работой Тистола, проданной на открытых торгахКоллекционерам Тистола нравятся его цены. В разговоре с Forbes художник допустил, что некоторые его картины серьезно подорожали, но менять ценники он не спешит. В памяти свежа поучительная история его московского приятеля — художника Николая Филатова. В 1988 году картину москвича купил Элтон Джон. Сумма сделки была сенсационной для советского искусства того времени — $300 000. После этого картины Филатова попали в каталоги лондонских галерей и резко выросли в цене. Но на этом все и закончилось. Легендарный певец оказался первым и последним, кто мог позволить себе так потратиться на шедевр советского искусства. «Филатов 10 лет просидел без денег и даже заработанную на Элтоне Джоне сумму получил какими-то чеками. Я усвоил этот урок экономики», — замечает Тистол.

 

Трезвый подход к ценообразованию имеет еще одно преимущество: на аукционах его картины почти всегда продаются выше эстимейта. К примеру, работа «Море» в 2010-м была продана на Phillips de Pury за $28 750, что значительно превысило эстимейт. В 2013 году на торгах Sotheby’s за двойную цену — $12 400 — ушла в частную коллекцию картина «Яйца под майонезом». В том же году на торгах Sotheby’s картина «Китаец III» ушла за $36 500, в полтора раза превысив эстимейт. В глазах многих коллекционеров рост цен на работы — признак выгодной инвестиции в творчество Тистола. При этом, как подчеркивает Белькевич, показатель непроданных работ у Тистола не превышает среднеевропейский — около 30%.

 

У Тистола с Абрамовичем джентльменский договор: арт‑дилер забирает 20–40% комиссии от цены проданной картины. Художника такая схема полностью устраивает. По его словам, до того как процессом продаж занялся Абрамович, разброс цен на картины был очень большим: от коммерческой для коллекционеров до вполне доступной для друзей, среди которых, правда, тоже были коллекционеры. «Когда пришел Игорь, я занялся исключительно презентацией картин, а он продажами, — поясняет Тистол. — Теперь многих покупателей я знаю лишь как хороших парней, а что именно они купили, не знаю».

 

В ПРОШЛОМ ГОДУ художник перенес инфаркт. Сердце дало сбой во время событий на Майдане. В это время Тистол мало писал, зато делал фанерные щиты для протестующих. Эти щиты — обгоревшие и со следами от пуль — стали экспонатами выставки «Я крапля в океані», которая состоялась прошлой весной в Вене. «Олег сильно переживал — это вызывает уважение коллекционеров, но сам Тистол потерял из‑за этого здоровье», — сожалеет Абрамович.

 

Поклонники Тистола не раз предлагали ему переехать жить в Европу, однако покидать Украину художник не планирует. «Сейчас именно здесь, в Украине, в государстве на краю Европы, решаются самые острые культурные проблемы за последние 70 лет», — убежден он. «Кризисы очень стимулируют творческий процесс. Сытый и спокойный художник работает мало», — комментирует Олеся Авраменко, искусствовед, завотделом визуальных практик Института проблем современного искусства НАИ Украины.

 

По словам арт‑куратора Евгении Смирновой, на фоне нестабильной политической и экономической ситуации с конца 2013 года на рынке появилось большое количество интересных работ художников. Соловьев надеется, что кризис заставит коллекционеров больше вкладывать в современное искусство, которое не дешевеет, а только дорожает. «В Украине иностранному коллекционеру легче поймать золотую рыбку в виде талантливых художественных работ, так как здесь есть сильная школа и высокое эмоциональное напряжение», — говорит Авраменко.

 

В ДЕСЯТКУ 

 

Самые дорогие аукционные продажи Олега Тистола.

 

Источник: Sotheby’s, Phillips

 

 

2009 «Ялта — город счастья», цикл «Пальмы» Phillips de Pury $20,4 тыс.

2011 «Море», цикл «Ю. Бе. Ка» Phillips de Pury $28,8 тыс.

«Лампа», цикл «Ю. Бе. Ка» Phillips de Pury $26,2 тыс.

2013 «Раскраска», цикл «Пальмы» Phillips $53,9 тыс.

«Китаец III», цикл «Чужие» Sotheby’s $36,5 тыс.

«Полиптих», цикл «Еда» Phillips $22,0 тыс.

«Канат», цикл «Пальмы» Phillips $18,0 тыс.

«Яйца под майонезом», цикл «Еда» Sotheby’s $12,4 тыс.

2014 «Кавказ №32», цикл «Горы» Sotheby’s $23,5 тыс.

«Кавказ №31», цикл «Горы» Phillips $17,5 тыс.

 

 

Олег Тистол в мастерской на фоне работы "Навеки вместе" из арт-проекта "По версии Forbes", Forbes, facebook