Мы в Facebook

Мы в Instagram

Благородное собрание

9.10.2015

Woman - Forbes Украина

 

 Как изменились украинские коллекционеры за последние три десятка лет

 

До 10 октября в «Мистецком Арсенале» в рамках Art Kyiv Contemporary проходит выставка «Музейное собрание. Украинское современное искусство 1985–2015 гг. Из частных коллекций». 40 отечественных коллекционеров показывают произведения 70 отечественных авторов из своих собраний.

Forbes узнал у кураторов проекта Александра Соловьева и Игоря Абрамовича, как правильно смотреть выставку, какие уроки нужно из нее вынести и где экспозицию можно будет увидеть в будущем.

 

- Как вы отбирали работы для выставки?

 

Игорь Абрамович:Мы ориентировались в первую очередь на взгляд коллекционера. Есть такие, кто собирает с 1990-х годов – и там уже сам собой собрался пул художников: из группы «Живописный заповедник», Марко Гейко, Александр Дубовик, Матвей Вайсберг – имена, в принципе, известны, это топовые авторы. Но экспозиция – не музейное собрание. Очень важно отметить: это работы из частных коллекций, и это кураторское видение. 

 

Александр Соловьев: История коллекционирования искусства у нас почти синхронна истории того, что мы называем контемпорари арт. И тому, и другому – около 30 лет, все началось в конце 1980-х.

 

Первая волна коллекционирования была деперсонализированной, она была связана с корпоративными коллекциями. Первоначальный капитал, переход на рыночные рельсы – многие банки и финансовые группы стали тогда собирать коллекции. И только когда прошло полтора десятка лет, появились личности коллекционеров, которые собирали по разным причинам, в том числе – потому что это престиж или статус. Пришло и какое-то осознание, прочувствование, что это не просто хобби – а может стать делом «по любви». Тут получился парадокс: мы сетуем, что у нас не сложился рынок. Но с другой стороны – коллекционеры есть. У нас – 40 имен, хотя список можно было продолжать.

 

Когда мы начали работать над проектом – мы не просто брали, мы выбирали – перед нами всегда была дилемма выбора. Один и тот же художник хорошо представлен и у того, и у того, и у того. А «Мистецкий Арсенал» ведь не резиновый. И мы уже выстраивали свое кураторское видение. Это наше видение исторического среза – но это не история искусства. Коллекционер может собирать хиты – и на выставке таких много. Но иногда маленькие работы Олега Голосия могут быть важнее для целостной картины, чем какие-то масштабные вещи.

 

Мы ведь понимаем, что современное искусство – это еще и инсталляции, и видео. Но стали ли эти его проявления коллекционной нормой? Востребовано ли оно у коллекционеров? Нет – по разным причинам, в том числе и из-за непонимания, как такие произведения хранить или сколько за них платить. «Царица полей» – это, конечно, живопись. Чем Украина может и должна гордиться. А также отчасти графика и скульптура.

 

Очень важно, что представленные работы принадлежат именно отечественным коллекционерам. Ведь многие произведения, особенно ранние – «растворились» за границей, недоступны.

 

Игорь Абрамович: После открытия выставки мне написал 74-летний американский коллекционер, который коллекционировал Юрия Соломко, Арсена Савадова, Александра Гнилицкого, Олега Голосия. Спрашивал, интересно ли нам взять на выставку работы. Многие художники ведь даже не отслеживали, кто их в начале 1990-х покупал и куда увозил работы.

 

- Как структурирована выставка – как ее правильно смотреть?

 

Александр Соловьев: Мы разделили экспозицию на условные три периода, причем не просто на десятилетия – а захватив по половине десятилетия. У каждого периода – своя специфика и приоритеты. К тому же, нам было интересно представить одного и того же автора в разные периоды. У художников тоже проходили метаморфозы творчества: они прошли период фигуратива, потом перешли к пластической абстракции – как группа «Живописный заповедник». Потом некоторые – как Анатолий Криволап – опять вернулись к фигуративу, фовизму, пейзажу. Кто-то начал эксперименты с материалами – как Александр Животков – на стыке живописи и рельефной скульптуры.

 

- Менялся ли вкус у коллекционеров?

 

Александр Соловьев: Эта выставка – еще и срез спроса коллекционеров. Изменения – скорее поколенческие. Изначально была тяга к определенному кругу художников – Олег Тистол, Арсен Савадов, Александр Ройтбурд, Александр Гнилицкий, Тиберий Сильваши. А вот уже со второй половины нулевых, когда пришло новое поколение коллекционеров, появился интерес к более молодым художникам. А сейчас за первой группой молодых художников пришла еще одна, которая отличается концептуализированностью, дискурсивностью, перформативности искусства. Современные молодые художники ставят эстетику над этикой. И многие коллекционеры чувствуют пульс времени – и стараются покупать совсем уж молодых авторов. Что тоже симптоматично – и мы хотели намекнуть и на это тоже.

 

- Можно ли составить обобщенный портрет украинского коллекционера?

 

И.А.: Они разные. Есть старшего поколения коллекционеры – а есть более молодого, и они очень сильно отличаются. Это и по работам даже видно. У «старой гвардии» – собрано все самое лучшее, ранние вещи. А молодые коллекционеры ориентируются больше на молодежь и на поздние работы именитых авторов. Хотя, начиная покупать, потому что «нравится», они потом интересуются глубже – и ищут, например, ранние работы определенных авторов. Коллекционирование становится системным. Объединяет их одно – любовь к украинскому искусству.

 

Одна из задач выставки – привить интерес к коллекционированию. Приходит очень много молодежи, лет по 25, но уже успевших заработать. И многие из них начинают интересоваться.

 

Александр Соловьев: Коллекционирование дает толчок к другой деятельности. Это может быть какай-то новая фундация, которая будет поддерживать современное искусство. Это тоже очень важный момент. Ведь рано или поздно возникает вопрос, где все хранить. И ведь, по сути, путь всех коллекций – это путь в музей.

 

- Какая у выставки дальнейшая судьба?

 

Игорь Абрамович: Во-первых, будет каталог. Там мы собрали в три раза больше произведений. Плюс там будут фотографии с выставки – такой документ. Ведем много переговоров. Хочется и в Харьков отвезти – в «ЕрмиловЦентр», и во Львов. И на Запад хотим вывезти – показать тогда уже еще масштабнее.

 

Александр Соловьев: Это должны все видеть.

 

Источник:  http://forbes.net.ua/woman/1403474-blagorodnoe-sobranie